eye_ame: (так ему)
Не хочется этот пост писать, но, с другйо стороны, я же всё равно всем буду жаловаться, что бы и не пост.
Значится, вчера мы послушали, как ФФ поёт Винтеррайзе. Вы знаете: я очень люблю ФФ, [livejournal.com profile] cotilina не даст соврать. Перед концертом я твёрдо сказал товарищам, что мне, в общем, ничего от него не нужно, пусть, главное, выйдет и споёт.
Я был неправ.
Начну с оправданий. Во-первых, ФФ был нездоров; во-вторых, Игорь Четуев был... загадочен.
Для начала, певец и пианист игнорировали друг друга вплоть до самых поклонов. Самое палево случилось на Erstarrung, когда, просто как в "Денискиных рассказах", ФФ не заметил, что Четуев немного не то играл. (Я, правда, думаю, что это он должен был подстраиваться под ФФ, а не наоборот, ну да ладно.) Дальше было не лучше.
Во-первых и в-главных, у цикла не было никакого смысла. Собственно, это было такое "наша песня хороша, начинай с начала": 24 ну вот просто песни. В некоторых из них был свой изолированный смысл (примерно такой: "а сейчас я буду Стрррррадать!!!111"); в остальных (в большинстве остальных) смысла не было. Некоторой удачей (в рамках описанной концепции) стал Mut!, потому что этот совершенно бессмысленный и неумеренный слезливый пафос на удивление песенке (отдельной изолированнйо песенке вне цикла и смыслов цикла) очень подошёл.
В общем, что сказать. Слышали мы того самого старенького шарманщика. Хлопали? Хлопали, конечно. (Публика хлопала даже между песнями; и не хотелось их за это убить, потому что, повторюсь, никакого единого произведения не было.) Спасибо ФФ, что он есть и поёт; промахи бывают у всех. Утешает меня это? Нисколечки не утешает, но я считаю своим долгом напоминать себе, что, как говорилось в фильме "Витгенштейн", "но любим мы его не за это".


А тем временем: Баварская опера объявила новый сезон, и он прекрасен. В сентябре в "Тоске" Бонди будут Тоской – Аня, а бароном – Хэмпсон. Мой мозг рвётся пополам; придётся как-то ехать ведь.


А тем временем-2: у Хэмпсона бронхит, и вчерашнего "Воццека" в Мет он не пел.


А тем временем-3: я послушал офигительного "Макбета" (спасибо всем за реки!): за пультом Эрих Лайнсдорф, поют Леонард Воррен и Леони Ризанек. Лайнсдорф выносит мозг просто. Интернетыв мне пишут, что это "странно", что темпы "необычные" и так далее, но у меня реакция примерно как на "Бокканегру" Дзанетти – ну наконец-то.
Я ещё буду слушать и когда-нибудь, наверное, что-нибудь, расскажу, а пока просто радостное ы.


Алсо, премьера Фантика состоится 4 октября 2014 года на сцене театра МДМ.
Тексты музыкальных номеров, в оригинале написанные Чарльзом Хартом, на русский переведет Алексей Иващенко, один из создателей мюзикла «Норд-Ост». Билеты поступят в продажу 24 марта в полдень по московскому времени.

Теперь мы знаем в очередной раз, что такое смешаные чувства.
И, э, Иващенко? Нет, ну, не Ким, спасибо, но what? what?
eye_ame: (Default)
Смотрите, кто со мной поговорил про Винтеррайзы:

Пять минут славы после парня, который ел червяков ;) А ещё вон какой пожарок он мне сделал:

На самом деле вебчат вот здесь, и Финли хорошо отвечает на всякоразные вопросы.
eye_ame: (not me)
[livejournal.com profile] tanta_gioia требует водки пост о "Винтеррайзе" Кауфмана, чтобы, значит, "пригласить народ рассказать, кто чего услышал. Интересно же!"
Мне тоже интересно, только я уже всё, что пригодно для паблика, кажется, сказал; а что скажет почтеннейшая публика? Сдавайте бутылки из-под водки Несите каментики и ссылочки: дама требует, дон Джованни я не в силах отказать ;)
eye_ame: (а носа-то и нет)
Посмотрели "Кориолана" в рамках NTL. Слишком многого я не ждал: хотя "Кориолан" – пьеса очень злая, но мне она никогда не казалась действительно очень Прекрасной. Я был неправ.
Сыграли все великолепно. Больше всех меян поразил наш родной Няшка, Хэдли Фрезер, в роли Авфидия. То, как он сделал финал, описать нельзя, можно только видеть. Второе место уходит к Гэтиссу: от него я тоже не ждал никаких чудес, но Меноний потряс.
Вообще изумительно, как многого может добиться режиссёр от актёров – когда этот режиссёр есть. Я мистера Фрэзера знаю, как облупленного, и никогда никаких высин и глубот за ним не подозревал. Ну мальчик, ну как-то там поёт, ну совсем вообще не думает, ну все тащатся, потому что смазливый. Ххха. Так я же и наблюдал его в театральных проектах, где режиссёров не дают, а дают только resident director'ов.
Кстати о режиссёрах. Меня отдельно поразило, что человек, который ставит такие спектакли и вот такое выжимает из труппы, выглядит не как Мартин наш Кушей или Андреа наша Брет, а так вот:

Такая вот красавица Джози Рурк. В стёганом платье, с легкомысленными серёжками и совершенно девичьим выговором.


А вчера выбрались в КЗ Мариинки на "Флёте". Там хорошая разухабистая "Флёте", одновременно напрочь лишённая смысла и очень логичная, и я рад, что в спектакле столько задора и благородного безумия. И восточные мотивы в кой-то веке в тему.
В первом акте, впрочем, радовала одна Царица ночи (Ольга Пудова): например, текст, который она произносила, когда не пела, был понятен. И когда пела – тоже! ;) В остальном же все, кроме Эдуарда Цанги (Папагено) шутили и веселились явно через силу; Тамино (Штоду, конечно) с наших мест было вовсе не слышно, Зарастро дребезжал и так далее.
Однако за антракт случилось чудо. Артисты вернулись воодушевлёнными, бодрыми и задорными, куража каждому хватило бы на десятерых. Папагено развеселил даже самую скептически настроенную часть зала (я не о себе) и втянул в интерактив даже тех, кто был настроен посидеть носом в телефончик (я снова не о себе). Памина (Людмила Дудинова) распелась и разыгралась – и очаровала меня совершенно. Царица ночи продолжала быть звездой (извините за каламбур), но одеяла на себя не перетягивала. Папагена (Элеонора Виндау) поразить не поразила, но много-много радости детишкам (и не только) принесла.
Ничто не спасло только Даниила Штоду. Увы. Вышло очень не очень; я чудес не ждал, но надеялся, что хоят бы моё прежнее впечатление о нём не испортится: испортилось.


Опера-шмопера.
Давай поговорим о том,
что действительно важно.
Сюзан Грэм – Рене Флеминг

В смысле, и снова про Винтеррайзе; и снова про диск Хэмпсона и Заваллиша; и снова про сферическое в вакууме.
Хэмпсон и все его единомышленники, отметившиеся в буклете и не только, настаивает на том, что Winterreise, напомню, это путешествие внутрь. И, как таковое, оно описывает нам путь человека от себя, через себя и в конечном счёте – к себе.
Зимний пейзаж, таким образом, существует внутри, а не снаружи. Наиболее палевная в этом смысле Frühlingstraum: "закрываю глаза – открываю глаза" отличается именно тем, что в голове у героя зима и каркают вороны. Чего бы ни было вне этой головы.
Сравнение с Виктором Франкенштейном здесь полностью оправдана: некоторая сила, этическая сила, стла осознания собственнйо ошибки гонит его на север. Совершенно не важно, будем ли мы персонифицировать эту силу: давайте не будем, какая разница? Крича или Орля, эта сила всё равно живёт внутри головы.
Мне представляется, что "Винтеррайзе" нужно петь, стоя посреди такого вот цветущего луга, как у Чернякова в "Князе Игоре". Чтобы вокруг порхали бабочки и светило солнце. И иногда, очень редко, наш Странник бы это замечал.
Вообще я сформулировал очень важную для себя штуку про "Винтеррайзе". Существенно, что в Gute Nacht он уходит сам, и что девушек в его истории больше одной. Потому что существенно, что мы сострадаем Страннику (тьфу, прилипло) не потому, что он – Обиженная сторона. Не потому, что он перенёс какую-то Объективную утрату. А потому именно, что мы знаем, каково ему.
Важно, что в истории "Винтеррайзе" нет объективной правоты, чистоты, жертвы Странника, нет Жестокого Мира. А всё – внутри.


Заодно у меня есть ещё одна шарманка: "Бокканегра". Как же мне нравится, что этические хварактеристики Симона на момент старта более чем сомнительны! Мутная эта история с Марией, не менее мутная история с другой Марией... Зато дальше Симон оказывается способен на то, что засрал Тит найти выход, которого нет в "Карлосе". Помните, Нобл говорил:
Верди задает вопрос: можно ли королем и оставаться хорошим человеком? И отвечает на него: противоречие неразрешимо – хорошему королю не удастся сохранить чистую душу.

Бокканегра, мы помним, тоже на это жалуется ;)) И на то, что уже и вода не та, и море не то. Но именно потому, что он проходит длинный-длинный этический путь в конечном счёте он сбегает в Бразилию оказывается способен не только стать хорошим правителем, но и обрести чистую душу.
Что-то такое.
eye_ame: (а носа-то и нет)
Я запойный слушатель, а благодаря [livejournal.com profile] bakrik на моей улице перевернулся грузовик с Шубертом. Но я напишу не о сегодняшних впечатлениях, а о более ранних.


Новые Винтеррайзы Кауфмана (я учусь писать его с одной "н"!) совершенно потрясающие. После этого диска кажется, что "Винтеррайзе" Хэмпсона там – это верх жизнерадостности, а Хоттер просто-таки пылкает оптимизмом.
И дело не в том, что у Кауфмана всё как-то там особенно Уныло. Совсем это иначе называется.
В буклете Кауфман пересчитывает вреям в пространство: начинается история ночью, говорит он, когда герой покидает своб возлюбленную, и чем дальше он уходит, тем он дальше от – от жизни, в общем-то. И чем дальше он от жизни, тем ближе ему хотелось бы быть к смерти (отсюда берётся и эта особенная интонация на Krähe, wunderliches Tier), но смерть не приходит – nun weiter denn, nur weiter – и тогда появляется Mut! Здесь снова сам Кауфман объясняет: sind wir selber Götter – это не внезапно вернувшиеся силы жить. Это так: will kein Gott auf Erden sein, раз уж Бог не имеет ко мне милосердия, не позволяет мне замёрзнуть, то я умру сам – и в этом стану богом.
Ну и, разумеется, Кауфман отчётливо говорит: никакого шарманщика нет – это разговор с призраком, с мертвецом. В конце диска он уходит с этим призраком, и звуки затихают, затухают, потому что через эту белую мглу им уже не пробиться.
Словом: это депрессия как она есть. Это очень круто, но слушайте осторожно, пожалуйста. И лучше держите под рукой бутылку водки.


Напоминаю, что у Hampsong foundation, в числе прочего, есть "Проект Winterreise". Там дают не только текст и английский подстрочник, но и длинное видеоинтервью Хэмпсона о цикле, его же (в соавторстве) статью, ещё другую статью с захватывающим названием "Песни, вызывающие ужас", а также четыре видеоролика, где в исполнении мистера Президента можно не только послушать, но и посмотреть Gute Nacht, Lindenbaum, Frühlingstraum и Wegweiser. И это вот правда стоит того, потому что полное подчинённость тела эмоции не может не завораживать.


A propos. К статье Хэмпсона стоит хороший эпиграф:
The snows descended on my head… Cold, want, and fatigue were the least pains I was destined to endure; I was cursed by some devil and carried about with me my eternal hell… Follow me, I seek the everlasting ices of the north…

Это знаете что? Знаете, конечно. (Мы с [livejournal.com profile] satsujinken подубились в поисках "принятой" цитаты по-русски, и она оказалась далековата:
Не знаю, что испытывал тот, кого я преследовал. Иногда он оставлял знаки и надписи на коре деревьев или высекал их на камнях; они указывали мне путь и разжигали мою ярость. «Моему царствию еще не конец, — так гласила одна из них, — ты живешь, и ты — в моей власти. Следуй за мною; я держу путь к вечным льдам Севера; ты будешь страдать от холода, к которому я нечувствителен. А здесь ты найдешь, если не слишком замешкаешься, заячью тушку; ешь, подкрепляйся. Следуй за мной, о мой враг; нам предстоит сразиться не на жизнь, а на смерть; но тебе еще долго мучиться, пока ты этого дождешься».

Это перевод З. Александровой, а других интернеты нам не дали.)
Wake up, master. NTL Framkenstein has you.


A propos-2. Все мы помним, что

А Винтеррайзе – это, конечно,

Возвращайся, сделав круг ;)


Переводить статью Хэмпсона я сейчас не могу (а жаль!), но совсем не рассказать не могу тоже, потому что она, как обычно, Многое Мне Объяснила про сф. в вак. Ну и вообще просто очень нравится ;) Как и диск. И оно об одном и то же. Так что вот вам ещё немного сумбура.
Если Кауфман идёт со своим диском через время, оно же пространство, то Хэмпсон вообще не предлагает нам никакой зимы снаружи и отправляется в "заснеженные края собственного я" и идёт до самого конца – до выхода (он и статью назвал – "За пределы себя", "Трансцендируя себя", кстати).
И очень, очень логично проходит через Mut! именно в связи с "Франкенштейном" (переводит нам [livejournal.com profile] outsatiable):
Существует поразительное сходство между Странником Мюллера и Шуберта и Франкенштейном. Оба они – искатели наподобие Фауста, непонятые и не принятые поэты-новаторы; напрасная жажда абсолютного приносит им неизмеримые страдания. Второе название романа Мэри Шэлли – "Современный Прометей" – отсылает к написанной её мужем эпической драме в стихах "Освобожденный Прометей". Эта драма описывает в куда более идеалистическом ключе те же самые страдания закованного в цепи поэта, чья невыносимая мука может прекратиться только после слияния его души с единым духом человечества, ибо с точки зрения Шелли такое перерождение происходит через любовь и сострадание. В числе других произведений Перси Шелли, затрагивающих тему Странника, – ранняя поэма "Аластор", в которой герой, являющийся наполовину человеком, наполовину духом, странствует по миру в поисках самого себя и смысла жизни, и ранний трактат об атеизме, где Шелли, как в стихотворении Мюллера Mut, поддерживает тезис Фейербаха о том, что поскольку боги покинули Землю, люди сами должны стать богами.

То есть это "отчаянная попытка стать Прометеем", "попытка снова найти собственный голос".
Хэмпсон, кстати, настаивает на том, что нерелевантно приплетать сюда биографии авторов: нужно смотреть на "Винтеррайзе" как на "мощную метафорическую и психологическую монодраму": "прежде всего Winterreise – это видение, путь Странника через собственные разум и сердце вглубь своей души". "Человек смотрится в зеркало Природы", как и положено в романтической литературе. "Это метафора," – продолжает он, – "события происходят в душе человека, и Странник выходит за пределы себя, опираясь на элементы Природы и символы внутренних истин".
Движение, как и время, является метафорическим. Ощущение пути, создаваемое звуком голоса и фортепиано, неразрывно связано с биением человеческого сердца, меняющимся в моменты душевного подъема и спада. И музыкальное, и метафизическое развитие являют собой психологическое путешествие. Сердцебиение воплощается в музыке за счет взаимодействия фортепиано и вокала, а также за счет варьирования темпов: от бездыханной медлительности в Der stürmische Morgen до галопирующего аллюра в Die Post, и от бесцельной апатичности в Einsamkeit до элегической величественности в Wasserflut и Das Wirtshaus.
Конечная цель метафизического путешествия – воссоединение, однако каждый его шаг исполнен противоречий. Всё это время фортепиано является движущей силой, метафорой путешествия как такового: ходьбы, остановок, запинок. Наконец, в крике души, cri de coeur шарманщика, его звучание становится экзистенциальным. Эта мелодия приносит разрешение, но не облегчение. Диалог фортепиано и вокала – это диалог двух сторон личности Странника, где вокальная часть часто является декламационной, с вкраплениями лиричных мелодий, напоминающих народные, и танцевальных ритмов. Душа в одно и то же время противостоит своему двойнику и стремится к нему; жизненная сила борется с желанием смерти; Странник, мечтающий о покое и неподвижности, отдается нескончаемому движению.

(Снова переводит нам [livejournal.com profile] outsatiable.)
Вообще всё это путешествие – о чём?
[Странник] смотрит в зеркало на своего двойника; жаждет быть своим двойником, для которого жизнь кончена, и с ужасом осознаёт, что чувство самосохранения не позволит ему пройти сквозь зеркало.

(Здесь я мысленно ставлю пятьсот восклицательных знаков; вы, в общем, понимаете, почему этот диск открыл для меня Winterreise как тему.)
Таким образом, угасание в конце цикла у Хэмпсона тоже ложится в другую (чем у Кауфмана) линию: это "как бы вопрос без ответа, но ответом на него служит данность бытия." Он воссоединяется с собой через своё alter ego, Шарманщика, и теперь задаётся вопросом: "Что дальше? Кто пойдёт со мной? О чём будут мои песни?" – и Хэмпсон снова видит перед собой белое пространство, но на этот раз – не снег, а чистый лист.
(Кстати о переводе: в очередной радуюсь тому, какой мягко терминологичный текст можно написать по-английски (а уж по-немецки-то) – и как нифига это не смотрится по-русски. Все эти "трансцендировать", "Природа", "Доппельгангер", "экзистенциальный" – это же ад какой-то. А при этом вот без них всё-таки не сказать чтоб понятно. Хы хы.)


OMFG, как же прекрасно, когда так накрывает ;)
Нет, я другое хотел сказать. Мне очень нравится, что и у Хэмпсона, и у Кауфмана "программные" изложения не расходятся с тем, что я слышу на их дисках. В обоих случаях я читал тексты после того, как послушал, и оба раза поразился совпадению впечатления и обещания. Это здорово.


Кстати, "камерный" Прегардьен в переложении Нормана Форже тоже очень прекрасен (в частности прекрасен отсутствием нарочитого проживания каждой строчки, кстати). С этим аккордеоном получается этакая психиатрическая плясовая. Такая примерно:

(Это, кстати, одно из самых правильных для меня исполнение "Аккордеониста" из всех, включая оригинал.)
Интернеты, судя по тому, что я видел, ругаются чудовищно, особенно на аккордеон. Ну а я как обычно.
eye_ame: (Default)
Не теряем формы, питаемся салатиками.


Хозяйке в салатике особенно хорошо удались огурчики: дон Дж великолепнейше убил Командора, вин, зачёт и респект.
+ )
Отдельно хочется отобрать у них видеопроектор и вернуть Мариинке, а сэкономленные деньги отдать коучу по итальянскому.


Кстати о Мариинке. Вчера мы сходили на премьерного "Трубадура". Скажем так: 31 декабря зашло лучше.
+ )
Вот что мне очень понравилось, так это оркестр с Синькевичем за пультом! Синькевич прекрасно ловил певцов оркестром, помогал, оберегал и поддерживал; да и сам оркестр был яркий и эмоциональный, спасибо!
Заодно я в очередной раз прочувствовал, как я люблю графа как персонажа. Нет, немедленно переслушивать я ничего не бросился, у меня сильная воля.


Не Винтеррайзами едиными: послушал несколько "Клеменц".
У Якобса сразу очень непривычные темпы в увертюре, и сама увертюра получается из чередования контрастных кусков. Вообще Якобс такой Якобс, всё в завитушечках. + )
Отчёт коротенький и сумбурный, но запись интересная и для повторных прослушиваний.


А вот запись Вентца, наверное, скорее на один раз, хотя мне тоже было интересно.
+ )


А про "Клеменцу" Гардинера сказать нечего. Отчасти, наверное, у меня просто были завышенные ожидания ;) Гардинер в этот раз мне не подошёл, а каст в актёрском плане совсем фейловый. Отдельно не порадовал старый и скрипучий Тит (по образу – Рольф-Джонсону здесь всего полтинник), а также внезапные бешеные темпы после медленной и утрированно торжественной увертюры.


Ну а я всё-таки продолжаю слушать "Винтеррайзе", ага, и вчера провёл незабываемый день в компании Йозефа Грайндля. Это такой Rückblick шарманщика – он смотрит из конца пути в начало. Того, думаю, самого шарманщика, с которым в конце своего диска ушёл Хэмпсон ;)
Кстати, новый альбом Кауфманна действительно очень замечательный. Послушайте обязательно, не пожалеете.


Ах да: Неморино Шаде завёл твиттер и пишет там капсом хвастается своими подвигами в Сочи. Где он, кстати, сегодня поёт в компании Малин Хартелиус.
eye_ame: (Default)
За этот пост меня извиняет то обстоятельство, что полчаса назад у меня была бутылка арманьяка. а сейчас полбутылки and counting.
Так вот. Поговорите со мной, пожалуйста, про Винтеррайзе. А ещё точнее: дайте, пожалуйста, реков, у колго слушать цикл в целом (тривиальные принимаются, и то, что я слышал уже, тоже принимается); у кого, вам кажется, какие песни самые прекрасные; у кого, как вы думаете, Винтеррайзе пра чиво. Спасите утопающего в зиме и арманьяке. Спасибо. Шён либе, гуте нахт.
eye_ame: (Default)
15.02.2014 в 12:48
Пишет lauriel_anarwen:
Узнала, что в Америке вывели новую породу кошек - ликой.

URL записи
А у меня сплошь каррент мьюзик. Сэр Питер Пирс невероятнее невероятного. Да, я хочу об этом поговорить но нет, пока не знаю, как.
eye_ame: (а носа-то и нет)
Раз уж мы продолжаем отмечать мою поездку ;)) А знаете, кто Лучше Всех поёт Winterreise? (Кто сказал "Кауфманн"?)
Словом: вот так это делает Хэмпсон. Тоже м4а, ага.


Upd: А вообще, знаете, музыка навеяла.
Was soll ich länger weilen,
Daß man mich trieb hinaus?
Laß irre Hunde heulen
Vor ihres Herren Haus;
Die Liebe liebt das Wandern -
Gott hat sie so gemacht -
Von einem zu dem andern.
Fein Liebchen, gute Nacht!




Upd2: Музыка веет и веет.
Wunderlicher Alter,
soll ich mit dir geh’n?
Willst zu meinen Liedern
deine Leier dreh’n?

December 2014

S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930 31   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 05:34 pm
Powered by Dreamwidth Studios