eye_ame: (ew)
TIL:
A fighter with a "good chin" refers to a fighter with tremendous ability to absorb punishing blows to the head without being struck unconscious, which can also be called "having a beard", "good whiskers", "granite chin" or "iron chin".

Whiskers! Эвона как.
(А -веды Ивлина Во всё-таки потрясают меня. Какие у Во были медали? Никто не знает: опознавал satsujinkenполковник по фотографии. А Александр (внук) ответил: да, мол, были медали, точно... Да кто их разберёт.
Или вот Whiskers. Никто не то что не знает – никто вообще не задавался вопросом, а почему мистер Во так называл Лору.
Добро бы такое отсутствие интереса к автору означало особенно глубокий интерес к текстам.)


Вообще же житие мое таково, что никакого разнообразия, всё об одном.
Карл Гёбель, Анна Гёбель и Хартмут Гёбель (Hartmut Göbel) из Исследовательского центра боли в Киле (Германия) взялись выяснить, как головная боль воздействовала на сочинение Вагнером опер. Оказалось, что боль влияла на это самым непосредственным образом. В своей статье исследователи приводят в пример «Зигфрида», третью оперу из знаменитой тетралогии «Кольцо Нибелунга». Опера начинается с пульсирующего ритма, который усиливается в звучании и заканчивается первой репликой — словами карлика-нибелунга Миме: «Неотступная напасть! Бесконечная боль!» Правда, Миме говорит вовсе не о головной боли, а о том, что его труды никак не приведут к успеху, то есть тут страдание скорее психологического, нежели физиологического характера (что и отражено в более или менее литературном переводе: «Плохо пришлось мне! Просто хоть плачь!»). Однако исследователи полагают, что в пульсирующем, ритмическом начале оперы отразились вполне себе физиологические страдания Вагнера.
[...]
Впрочем, даже если и так, не совсем понятно, какие новые интерпретационные возможности могут открыть перед музыкантами эти сведения: не искать же теперь для исполнителей роли Миме только певцов с мигренями.

(Пишут мне интернеты)


Ну и под занавес:

Волшебный бас Карло Коломбаро неволшебно поёт небаса Скарпиа в более чем сомнительном концертном исполнении "Тоски". Тем не менее – мало ли, вам пригодится.
eye_ame: (ew)

В последние годы жизни Во не вёл регулярного дневника, поэтому его послежнее "днерожденная" запись – от 1956 года. Было воскресенье, семейство Во покидало Пикстон Парк ("Вонючкино") и перебиралось в Кум-Флори.
Мне 53. Брон подарил очаровательные мраморные яйца, остальные проигнорировали. В доме почти никакой мебели. В среду спим здесь в последний раз. Мой так сказать роман ["Испытание Гилберта Пинфолда"] хорошо идёт, но конец не виден. У Лоры глаза немного на мокром месте из-за того, что её дом разбирают на части. Я бодр и весел. Пережили несколько мрачных прощальных визитов. Без книжных полок видно, насколько печально состояние стен. Миссис Гадсден в последний момент попыталась скинуть пятьсот фунтов с цены за дом. Странная она.

Первая запись, датированная 28 октября, была сделана в 19-м году, когда Во исполнилось 16:
Поразительно, насколько в некотором возрасте становится наплевать на день рожденья. Сегодня был приятный день, но практически обычный. За завтраком принесли письмо от Мюриэль [Силк, секретарши Артура Во] и от Алека [Во], на бумаге футбольного клуба "Челси" с "поздравлениями от менеджера клуба": "ПОДАРКА НЕ БУДЕТ – СПАСИБО, ЧТО ОСКОРБИЛ МОИХ ДРУЗЕЙ". Видимо, это про его друзей по фамилии Ланн[*]. Надеюсь, он там не скучает. Похоже, я не первую неделю всех бешу[**], редкое достижение; в остальном вторник как вторник. После обеда получил из дома замечательные конфеты, и мы великолепно объелись. Пока ничего не пришло от Флемингов, хотя они обычно на пару дней запаздывают, и от моих тёток. Думаю, от тёти Элси логично ожидать десятку. Отец прислал "Основы дизайна" Уолтера Крейна[***], которую я просил. Домашнего задания почти нет, только немножко Библии по-гречески.

Мистер Во всегда любил день рожденья. И я люблю его день рожденья, да.
Пойду пить джин ;)
Сноски )
eye_ame: (Default)
Вот здесь можно скачать аудиокнигу: Джереми Айронс читает полный текст второго издания "Брайдсхеда". Это в гораздо большей мере моноспектакль, чем аудиокнига, и моноспектакль совершенно блестящий. Я не всё слышу так, как читает он, но некоторые попадания меня совершенно потрясли, особенно там, где "принято" акценты ставить иначе. Есть тонкие черты, на которые Во только намекал, и которые Айронс для меня проявил очень ярко – например, интонационное сходство речи Себастьяна в расцвете юности и умирающего лорда Марчмейна.
Я очень не советую слушать это до или вместо чтения, потому что у Айронса есть своя "режиссёрская" идея, которой очень сложно противиться, но котолрая совсем не обязательно совпадёт с тем, что вы в тексте увидите; но после или независимо от – всячески рекомендую.
Ещё хочу сказать два слова об Айронсе. Я понимаю, что он совсепм не червонец, но если вас не мутит от тембра голоса – give it a try. Это правда великолепная и очень глубокая работа, и здесь Айронс, по крайней мере для меня, проявляет себя совсем иначе, чем в других жанрах.
Для меня это не было неожиданностью. Известно, что, когда снимали сериал 80-го года для "Гранады", именно Айронс получил приглашение на роль Себастьяна (а Энтони Эндрюсу было предложено сыграть Чарльза). Но Эндрюс, естессьно, хотел играть Себастьяна, потому что это ярко, это круто, это такой восторг для всех. А вот Айронс захотел Чарльза. То есть он сразу видел в этой книге именно книгу в целом. Он понимал, с чем имеет дело: вовсе не с истерией о прекрасном принце и волшебном царстве, дополненной двумястами страниц нудятины.


Вот пара фрагментов из переписаем Нэнси Митфорд с Во. (Я попробовал оставить сокращения сокращениями; читается менее удобно, но мне как-то неловко причёсывать то, что не сочла нужным причесать Шарлотта Мосли, ради моих квази-переводческих нужд.)
Здесь Митфорд пишет и нескольких реальных людях; я сейчас не буду подробно говорить о прототипах (мне не кажется это важным); если потом будет к слову, то будет. Не могу сейчас найти важнейшую цитату из самого Во, где он очень резко отзывается о поиске прототипов; ну, со временем.
Ну и можно своими словами не рассказывать, кто такие Нэнси Митфорд и Брайан Говард, да? О Говарде (как и о Гарольде Актоне) наверняка ещё поговорим; для нашего случая важно, что Митфорд явно сочла его прототипом Энтони Бланша.
Генри Веймут (виконт Веймут, 1905-92) – однокашник мистера Во, а лорд Эндрю Кавендиш (род. в 1930 г.), сын 10го герцога Девонширского (герцог с 1950 г.) – муж младшей сестры Нэнси Митфорд, Деборы (поженились в 1941 г.).
Ещё: и Митфорд, и Во пишут "God", но "he"; я по-русски тоже пишу "Бог" и "он", соответственно; если я не знаю англофишки, поправьте, пожалуйста.
22 декабря 1944 г.

Дорогой Ивлин!
"Брайдсхед" получен, отл. переплёт, настоящий триумф книгоиздательства. И, на мой скромный взгляд, хрестоматийная книга. Оч. хотела бы о ней поболтать – жажду узнать к-ч . Ты на стороне леди Марчмейн, или ты протв неё? Я не смогла понять. По-моему, в конце Чарльз влюблён, сильнее чем влюблялся до тгго, в Корделию – это так жизненно, влюбиться в целую семью (со мной тоже так раньше бывало). Ой, а Джонджон и Каролина и эта жуткая жена – мечта. Себастьян напомнил мне о Генри Веймуте и немного об Эндрю Каве; и ещё рада, что ты в этот раз так мил насчёт [Брайана] Говарда. Есть одна чудовищная ошибка. Алмазные заколки придумали только году в тридцатом, до того в шляпке носили булавку*. Остальное всё верно, так что результат хороший – по крайней мере, я больше ничего не нашла. На мой вкус Чарльза можно было сделать поярче – не могу объъяснить, но почему-то он мне кажется чуточку тускловатым, и это самое-пресамое единственное замечание, какое у меня есть, потому что я буквально захлёбываюсь от восторга. Нужно прочесть ещё раз, потому что кое-где мне просто пришлось пару страниц пролистать, чтобы узнать что же дальше, и я читала всю ночь, пока выдерживали глаза, и сейчас очень устала (рождественские хлопоты). Сегодня сказала Осберту**, какая книга прекрасная, а он сказал: завидую всем писателям, кроме Ивлина, потому что Ивлин на нашей стороне.
[...]
С любовью
Н[энси ]Р[одд]



[*] Речь идёт вот об этой сцене, когда Чарльз и Себастьян попали в неприятности с машиной:
"Let's telephone Julia and get her to meet us somewhere and talk it over."
We met at Gunter's in Berkeley Square. Julia, like most women then, wore a green hat pulled down to her eyes with a diamond arrow in it; she had a small dog under her arm, three-quarters buried in the fur of her, coat. She greeted us with an unusual show of interest.
"Well, you are a pair of pickles; I must say you look remarkably well on it. The only time I got tight I was paralysed all the next day. I do think you might have taken me with you. The ball was positively lethal, and I've always longed to go to the Old Hundredth. No one will ever take me. Is it heaven?"

Джулия появляется в шляпе клош, потому что она модная девушка ;) О том, как и с чем их (клоши) носили, можно почитать здесь. Однако о разнице между clip и arrow, на которые указывает Митфорд, я не знаю ничего; расскажите, если знаете. Кстати, цитата выше – по первому изданию, и ошибки, на которую указывает Митфорд, здесь нет. Это говорит о том, что текст, который есть на либре, не является текстом первого-первого издания, а является текстом допечатки, в которых, действительно, исправили заколку на булавку.
[**] Осберт Ситвелл, пишет Мосли, отправил Во поздравсительное письмо, но в частном порядке говорил друзьям, что "Брайдсхед" неописуемо пошлая книжка.


Мистер Во получил это письмо, будучи в Дубровнике, и ответил вот что.
7 января 1945 года

Милая Нэнси!
Да, я понимаю, о чём ты; он правда тусклый, но он же рассказчик, а история не о нём. Бенвенуто Челлини может быть хоть ярче всех, но он-то рассказывает о себе и только о себе. Для меня важнейший вопрос такой: выглядит ли любовь Джулии к нему настоящей, или же он такой тусклый, что в это не веришь; во втором случае книжку следует считать мучительным провалом. Он был плохим художником. Ну то есть из него художник – как из Осберта писатель, только Богом молю никому не выдавай, что я их сравнил.
Леди Марчмейн: нет, я не на её стороне; а вот Бог – да, ведь он легко переносит идиотов; а книжка о Боге. Я ответил?
Про заколку – плохо. В первом издании уже не поправишь, а вторых сейчас не бывает. Я же знал, что нужно послать тебе на отзыв. Полное (ха-ха) издание существенно отличается от первого, так что если ты правда расположена перечитать, подожди пару месяцев.
[...]
Разослал 50 экземпляров "Возвращения в Брайдсхед", 40 из них – твоим близким друзьям. Пожалуйста, держи ухо востро и докладывай, что они говорят. Впервые с 1928 года меня волнует книжка.
Люблю,
Ивлин

17 января 1945 года Митфорд пишет Во, в частности, так:
Отвечаю на твоё письмо о "Брайдсхеде". В общем да, согласна, с вопросом, что если Чарльз тусклый, то тогда разве стали бы и Джулия, и её брат, и её сестра поголовно в него влюбляться, но такая уж штука любовь, никогда не угадаешь. А вот про Бога не поняла. Я теперь верю в Бога, и я много с ним говорю и даже анекдоту рассказываю, но тот Бог, в которого я верю, ненавидит идиотов больше всего на свете, а ещё он хочет. чтобы люди были счастливы, и он хочет, чтобы любящие друг друга люди жили вместе – если это никому не мешает (а когда мешает, то он колеблется). Теперь вижу, что я совершенно не религиозна. Вижу это ещё и потому, что некоторые люди, как бык на красную тряпку, отреагировали в твоей книжке на исподволь проводимую хитрую католическую пропаганду, а я вообще не заметила никакой пропаганды, так я крепко против неё устояла.

Дальше она приводит отзывы разных людей в своём пересказе, которые я опущу, и завершает так:
Общее мнение. Книга о семье Лигонов. Слишком много про католичество.

На это письмо Во ответил, что... А впрочем, это как-нибудь в другой раз. ;)

(Переписка Во и Митфорд цит. по: The Letters of Nancy Mitford and Evelyn Waugh, ed/ by Charlotte Mosley, 1996.)


И о другом:
13.04.2013 в 13:28
Пишет Alsares no Lynx:

Томми и Кыся / Tommy and Wildcat (1998)

Страна: Финляндия / Wildcat Production
Жанр: Приключения, семейный, детский
Продолжительность: 01:36:10

Премия "Золотой Экран" международного фестиваля в Чикаго

12-летний Томми переезжает вместе с отцом из большого города в маленькую лапландскую деревушку, на родину его недавно умершей матери. Их новый дом стоит на краю самого северного в мире национального парка, и Томми очаровывает дикая красота здешних мест. Его отец работает над проектом по возвращению на волю самца рыси по кличке Кыся, пойманного еще котенком. Когда проект проваливается, и рысь начинают готовить к продаже за границу, Томми, успевший подружиться с Кысей, решает сам выпустить его на волю. Но с наступлением зимы рысь тайно возвращается в деревню. Местные жители устраивают на Кысю настоящую охоту, и Томми остается его единственной надеждой на спасение...

скачать можно здесь:
1,37 Гб
3,99 Гб
URL записи
eye_ame: (ew)

Когда дело касается писем Ивлина Во, то, по большому счёту, приходится полагаться на издание Марка Эймори. Это замечательная книжка, но некоторых писем у него не было, некоторые он не разобрал, а кое-какие сознательно опустил.
Впервые о "Брайдсхеде" Эймори упоминает в примечании к письму Ивлина к Лоре от 25 января 1944. Привожу это письмо вместе со снойской элмори (его сноску я обозначил цифрой, свои – звёздочками). Купюра в нём не моя.
25 января 1944 года
[Клуб] Уайтс

Дорогая Лора!
Большое спасибо за оба письма. Второе обнадёжило меня относительно твоего состояния* гораздо больше, чем первое. Счастлив узнать, что за тобой хорошо ухаживают.
От меня по-прежнемук не отстают ни кашель, ни уныние. Колено практически прошло**, а по мнению доктора, которого я посетил сегодня в Милбанке***, прошло совсем. Я написал полковнику Фергюсону с просьбой дать мне трёхмесячный отпуск для написания книги1, а днём собираюсь в Министерство информации, чтобы попробовать заручиться их поддержкой. Отпуск был бы огромным даром. Не смею на это особенно надеяться.
[...] Я не объяснил, чем мне не подходит твой план жить со мной в коттедже в Пикстоне и, возможно, отказал слишком резко. Причина такова: я жажду твоего общества всегда, кроме одного случая. Когда я работаю, мне необходимо одиночество. Будь ты со мной, я не смог бы поддерживать в себе ту поглощённость делом, которая является условием сочинения. Мне бы хотелось поселиться на ферме или в гостинице и наезжать к тебе по вечерам раз в пару недель. Если дадут отпуск, попробую найти место в Чагфорде.
Моя мама тоже болела. Я с ней ещё не виделся.
Вчера впервые за несколько недель напился. Простуда от этого только усилилась.
Надеюсь, ты найдёшь гувернантку своим детям****. Не сомневаюсь, что она нужна.
С любовью,
Ивлин



[1] Пишет Элмори:
Во написал, что не годен к исполнению обязанностей в своей воинской части, и что у него "сформировался план нового романа", который не имеет никакой ценности с точки зрения пропаганды. На написание романа требуется три месяца. Копию он отослал министру информации Брендану Бракену и, видимо, отпуск получил.

Пола Бёрн, как обычно без ссылок, частично цитирует, а частично пересказывает это письмо на первой же странице своей книги:
"Я имею честь просить, – начинает он, – трёхмесячный отпуск за свой счёт по нижеописанным причинам." Ниже описаны причины различного характера. Предшествующая служба в морской пехоте, "коммандос", войсках специального назначения и в полку специальной авиадесантной службы не подготовили его к нынешней службе в мотопехотной части. Он больше не обладает бодростью тела, необходимой для активного несения службы. Он никудышний администратор, поэтому для кабинетной работы не годится. А ещё он не знает иностранных языков, так что разведке тоже полезен не будет.
Присутствуют заверения: роман, которому он посвятит отпуск, "не будет касаться войны непосредственно". Однако нет повода для больших надежд: "не стану делать вид, что у книга сможет непосредственно играть роль пропаганды". Подчёркивается необходимость немедленных действий: "Особенностью работы писателя является то, что стоит идее принять окончательные очертания в уме автора, и её уже нельзя отложить без того, чтобы не испортить. Собственно, если книга не будет написана сейчас – не будет написана никогда."

[*] Об (очередной) болезни Лоры он узнал, видимо, в начале января, но поскольку с декабря писем от мистера Во к жене не было (или нет в опубликованных материалах), кроме одного, которое Эймори датирует очень неуверенно, то точнее сказать нельзя.
[**] В декабре 1944 года Во в письме к Лоре упоминает, что сломал "маленькую косточку в голени". Норман Пейдж, который очень часто сообщает больше медицинских подробностей, утверждает, что этой "косточкой в голени", именуемой дальше "коленом", была малоберцовая кость.
[***] Мистер Во, как обычно, не следит за орфографией, но имеет в виду, видимо, Миллбанк – район в округе Вестминстер, в центре Лондона.
[****] Так и пишет, перфидо.


Исп. лит-ра

  1. The Letters of Evelyn Waugh, ed. by Mark Almory, 1980
  2. An Evelyn Waugh Chronology, General Editor: Norman Page, 1997
  3. Paula Byrne. Mad World: Evelyn Waugh and the Secrets of Brideshead, 2009




О Чагфорде расскажу в другой раз, извините. Приятных снов ;)
eye_ame: (Default)
Скоро – 23 апреля – годовщина смерти Ивлина Во. Это на самом деле праздник, потому что, как мы помним, he longed to die (он мечтал умереть), но праздничного поста не будет, потому что в Питере не будет меня. Напишу сегодня.
1794 Reprint (1988)

Это обложка к "Испытанию Гильберта Пинфолда", которую для издательства Penguin сделали очень странные товарищи – Bentley/Farrell/Burnett. Всего этих обложек было тринадцать:
0821 Reprint (1973) 0179 Reprint (1971) 0823 Reprint(1988) 1893 Reprint (1983) 0822 Reprint (1988) 0455 Reprint (1976) 0075 Reprint (1973)

Ну и "Меч почёта" с Чарльзом Райдером:
2123 Reprint (1974) 2122 2121

Серия книг вышла в конче семидесятых – начале восьмидесятых, но трио Бентли/Фарнел/Бернетт, или BFB, появилось в 69м году. Вот они какие:

Несмотря на обилие очень крутых работ, гуглятся они плохо. Стюарт Бернетт, я знаю, и сейчас дизайнер, Питер Бентли "живёт в Греции", а Майкл Фаррел – в Австрелии ;) И больше совсем ничего ни о ком не узнал. Ещё на их работы можно посмотреть тут и тут.
eye_ame: (Default)


Да, вы угадали. Это мой экземпляр Basil Seal Rides Agail. То есть не так. Это мой экземпляр.
Что-то удивительное есть в этом автографе. Ну, субъективно удивительное, понятно. Обычно меня автографы никак особенно не трогают: понятно, что есть некий человек, вот он в своей жизни мильон раз провёл ручкой по бумаге, в частности и вот сейчас. Но тут другое. Раз есть автограф, значит, есть и тот, кто его произвёл. То есть Ивлин Во, который у меня в голове ничуть не более реален, чем все его персонажи, который сам по себе свой персонаж -- вы посмотрите на эту биографию, который, словом, Ивлин Во -- он существовал в том же физическом мире, что и я.
Словом, это как если бы я внезапно нашёл кольцо всевластия или работающую волшебную палочку. Или увидел НЛО. Или там левитацию. Ну, вы поняли.
eye_ame: (bravo)
Я долго крепился, но всё-таки не могу не рассказать очередную баечку про Во. В 1933 году он поехал в Южную Америку за впечатлениями; жизнь у него там была не самая приятная, но баечка не о том. Приехал он в очередной пункт назначения и написал оттуда письмо своим подругам, Мэри и Дороти Лигон. Примено такое: "Как обычно, я зашёл слишком далеко и оказался в Бразилии. Приезжайте в гости. Вы не заблудитесь, поскольку это самая большая из республик Южной Америки площадью более восьми миллионов квадратных километров и с конституцией на основе конституции Соединённых Штатов. Вам надо проплыть по Амазонке. Вы не заблудитесь, поскольку это самая большая река в мире, потом поверните направо по Рио Негро (вы не заблудитесь, поскольку она чёрная), ещё раз направо по Рио Бьянко (не заблудитесь, поскольку она белая), и вы не заблудитесь в поисках моей деревни, поскольку она единственная."
Не знаю, как адресаты, а я что-то очень веселюсь.
eye_ame: (bravo)
Как-то я мало пишу совсем о своей богатой духовной жизни. Вот щас у меня есть пять минут, пока я не передумал; пишу.

  • Смотрите, как переделали Love Never Dies. Чувствую, пора ехать опять.

  • Отец Ивлина Во очень любил старшего Ивлинова брата, а Ивлина, ээ, не очень. Пришёл как-то чудо-ребёнок Ивлин к маме и говорит: "Мама, папа вот больше любит Алека, а ты -- меня?" Мама, понятно, отвечает: "Да ладно, сынок, брось, я вас одинаково люблю." "Значит, мне не хватает," -- сделал вывод наш герой.

  • По ходу, я посмотрел 3 сезона "Доктора" и планирую продолжать. boggartaНеспящая съела мне моск и довольна ;) Ну, я тоже рад и щаслив.

  • Ещё мы с satsujinkenПоловником, естественно, видели "Кунг-фу панду" и обсмеялись до колик.

  • Одна из неудобных побочек моей аццкой болезни в том, что у меня двоится в глазах.
    Йоссариана отвезли на каталке в изолятор, где лежал солдат, у которого двоилось в глазах, а в палате объявили еще один карантин на две недели.
    - У меня все в глазах двоится! - заорал, солдат, у которого все в глазах двоилось, когда вкатили Йоссариана.
    - У меня все в глазах двоится! -- заорал изо всех сил Йоссариан, подмигивая солдату.
    - Стены! Стены! - заорал солдат. - Отодвиньте стены!
    - Стены! Стены! - заорал Йоссариан. - Отодвиньте стены!
    Один из врачей сделал вид, будто отодвигает стены.
    - Вот так достаточно?
    Солдат, у которого двоилось в глазах, слабо кивнул головой и рухнул на подушки. Йоссариан тоже слабо кивнул головой, не сводя восхищенного взора с талантливого соседа. Солдат работал по классу мастеров. У такого таланта стоило поучиться - равняться на мастеров всегда, полезно. Однако ночью талантливый сосед скончался. Йоссариан понял, что, подражая ему, пожалуй, можно зайти слишком далеко.






    Это на самом деле я к тому, что мне лучше.

eye_ame: (bravo)
Рассказывают, что как-то раз, когда Ивлин Во был в Штатах (и, если мне память не изменяет, обсуждал экранизацию, в частности, "Брайдсхеда"), его пригласили на вечеринку. Там к Во подошла жена театрального продюсера и сказала:
- Ах, мистер Во, я тут прочитала вашу новую книгу, "Возвращение в Брайдсхеда", и думаю, что это одна из лучших книг, которые попадали мне в руки.
На что Во ответил:
- Мне она тоже нравилась, но теперь, когда простая и пошлая американка ей восхищается – я уже не уверен.
eye_ame: (bravo)
Мама назвала Ивлина Во Evelyn, что, на самом деле, не так странно, как кажется, потому что мальчики с таким именем тогда тоже бывали.
Его первую жену звали Эвелин (ну, понятно, Evelyn). Это известный прикол, но смотрим дальше.
Она ушла от Во к чуваку, у которого был миддл-нейм Ивлин (Evelyn, да). Уже неплохо.
Знаете, как звали вторую жену Ивлина Во? Лора, думаете вы? Лора Летиция Гвендолин Эвелин её звали, ребята.
Он это специально, честное слово.

December 2014

S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930 31   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 12:36 am
Powered by Dreamwidth Studios