Feb. 20th, 2014

eye_ame: (графы и их применение)
Но Фальстаф худеть не станет ;) Салатиками тоже можно обжираться. И Верди у нас в качестве маянезика, надо понимать.


Вчера спонтанно сбегали в Филармонию послушать Юлию Новикову. К ней прилагался незабываемый тенор Себастьен Гез (памятный нам по "Травиате" Брет, конечно), и дирижёр Жан Феррандис, а также оркестр Михайловского театра.
Хотел вторйо раз за неделю обойти тенора оскорбительным молчанием, но не могу, душа горит. Сам-то он ведь не скажет, хороши ли его стихи. Так вот: Гез был... ну, чудовищен – это мягкое и вежливое слово, напрочь лишённое эмоциональнйо окраски. Как это можно делать со сцены за деньги, не знаю.
Отчасти этот кошмар компенсировался незаурядной артистичностью (в смысле: можно было уговорить себя зажать уши ладошками и не кричать от ужаса), а также тем, что (хороший) дирижёр Феррандис к середине опомнился и стал заглушать тенора оркестром.
Далее опустим завесу жалости.
Новикову слышать было приятно, хотя, конечно, я надеялся на более высокую планку. Ну, у всех бывают неудачные дни.
Оркестр был отличный и сыграл мне прекрасного Массне! Guardate, pazzo son: Массне был замечательный, мне очень понравился Массне, "Таис" особенно. [livejournal.com profile] angelodifuoco, я чувствую, что ты что-то со мной сделал. Возможно, похитил и подменил.


Кстати о том, что играл мне оркестр (и пели певцы). В понедельник на "Троваторе" мне очень чётко показали, зачем граф поёт Balen. И да, я снова о своём, но чем дальше, тем больше мне кажется, что именно в этйо части правы Хэмпсон и Паппано: граф не воин, он любовник ;) Потому что главное в арии – il fungor del suo bel viso novo infonde in me coraggio. Какового coraggio никак иначе не собрать на то, что граф собирается сделать, и ему необходимо спеть длинную арию, показывая самому себе кантилену, да ещё и поссориться с господом богом – и хорошенько это обосновать перед, опять же, самим собой. Вот тогда появляются некоторые силы действовать, и в это действие граф кидается очертя голову: остановиться-то он уже не может, как мы помним. Что как бы подтверждает.
Далее можно было бы порассуждать о графском логоцентризме (o detti!) и о том, что граф гораздо внимательнее либреттиста относится к словам (поссорившись с богом, он перестаёт юзать христианскую лексику). Но я не буду ;) А зато я посмотрел в нотки терцета и увидел, что граф из минора перелез в мажор, и это так ужасно круто, милый граф. Об этом же пишет и "Авансцена" (а я-то хотел открыть Америку):
Решительность и жестокость подчеркиваюется не только использованием квадрата в музыке, но и переходом ко все более высоким нотам, а также отчянными попытками перейти в мажорную тональность, словно для того чтобы утвердиться в собственной силе. Верди не ограничивается переводом темы из ре-бемоль минора (Di geloso amor sprezato...) в соответствующую мажорную тональность. Он идет дальше и представляет вторую часть (Un accemnto proferisti...) в ре-бемоль мажоре, демонстрируя стремление графа к абсолютной победе. Символично, что эта же тональность станет основной тональностью финала – великолепного дуэта Манрико и Леоноры.

Это, кстати, переводит нам [livejournal.com profile] cat_n_rat, и скоро можно будет прочесть целиком.


А нам поёт любимый баритон Саймона Кинлисайда ;)



По наущению [livejournal.com profile] outsatiable послушал "Карлоса" 55го года: Мет, за пультом Курт Адлер, Карлоса поёт Такер, Родриго – Бастьянини, Величество – Джером Хайнс. Редакция, конечно, миланская.
Это увидительный опыт. Я слышал, как с "Карлосом" делают разное, а такого вот не слышал. Когда стал описывать впечатления милой [livejournal.com profile] belta, она тут же спрочсила, не карикатура ли это случайно. Не карикатура и не пародия. А самая настоящая мелодрама. Такая, знаете... как сйечас не смеет показывать никто, кроме латиноамериканцев, да и те не всерьёз.
Отчасти из-за возраста записи, но, не сомневаюсь, во многом и по воле Адлера и хор, и даже оркестр отходят на второй план. Хор вообще очень скупенький, как и не хор вовсе; а в оркестре есть Солирующие Инструменты и, как бы это сформулировать, этакий оркестровый миманс.
То же самое и в остальном: значение имеют люди с именами, а прежде всего – их явно показанные эмоции. Чем более явно, тем лучше, поэтому Хайнс ломает на арии такую трагедию, какая Фурланетто просто не снилась ;) А Такер подчёркивает все ключевые слова. Если pieta', то жалобно. Если m'uccide, то вот берёт прям и как убьёт щас. Если Брабант и Фландрию надо попросить, но "a me! tu dona", как-то так. Бастьянини не отстаёт: самое главное – это, конечно, il torneo, где будет сам французский король, это вот нашего рыцаря действительно трогает на личном уровне.
Ну вот, по моему рассказу опять выходит карикатура! А это совсем не она. Это очень удачный и яркий спектакль, и это такой "Карлос", для которого политика и история становятся не фоном, а антуражем, бутафорией в театральном смысле – ну, нельзя размахивать мечом, если у тебя нет меча, понимаете?
Вот так примерно. Теперь, правда, хочется это срочно заесть.
Пойду слушать, как Лотте Леман поёт "Винтеррайзе" (и читать под это дело её же статью).

December 2014

S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930 31   

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 02:38 pm
Powered by Dreamwidth Studios